К результатам поиска

Костылев Георгий Дмитриевич

Упоминается в других документах, как:
КОСТЫЛЕВ

Документы
Карта района
Сводная информация
  • Дата рождения

    20.04.1913; __.__.1913
  • Место рождения

    Ленинградская обл., Ломоносовский р-н, г. Ломоносов (г. Ораниенбаум); Ленинградская обл., Ораниенбаумский р-н, г. Ораниенбаум; Ленинградская область город Ораниенбаум
  • Воинское звание

    гв. капитан; лейтенант; ст. лейтенант; гв. майор; майор
  • Дата поступления на службу

    01.12.1939; 01.01.1939
  • Дата окончания службы

    31.07.1946
  • Воинская часть

    3 гв. иап ВВС КБФ; 5 иап ВВС КБФ; 3 гв. иап 61 авиац. бр. ВВС КБФ; 3 гв. иап 1 гв. иад ВВС БФ; 5 АП 61 ав. бр, ВВС БФ; 3 ГИАП 61 АБ ВВС БФ; 2 аэ авбз 61 ВВС БФ; 5 ап КБФ
  • Список наград

    Орден Ленина; Орден Красного Знамени; Герой Советского Союза (Орден Ленина и медаль «Золотая звезда»); Медаль «За оборону Ленинграда»; Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.»; Герой Советского Союза (1942);
Архивные документы
Сведения о личном составе
В учетной картотеке
В учётно-послужной картотеке офицерского состава
Награды
В наградных документах
  • Костылев Георгий Дмитриевич
  • Воинское звание

    гв. капитан
  • Воинская часть

    2 аэ авбз 61 ВВС БФ
  • Наименование награды

    Медаль «За оборону Ленинграда»
  • Источник информации

    ЦАМО
  • Номер фонда

    88
  • Номер описи

    2
  • Расположение документа

    674
В наградных документах
В наградных документах
В наградных документах
В наградных документах
В наградных документах
В наградных документах
Соседи по дому
Дорофеев Иван Алексеевич
Дата рождения __.__.1908 Место рождения: г. Ленинград, ул. Броницкая, 22 Звание: красноармеец Судьба: убит
Ефимов Борис Александрович
Дата рождения __.__.1908 Место рождения: г. Ленинград, ул. Броницкая, 22 Звание: красноармеец Судьба: убит
Тротецкий Станислав Юрьевич
Дата рождения __.__.1908 Место рождения: г. Ленинград, ул. Броницкая, 22 Звание: красноармеец Судьба: убит
Страница:
из 1

Воспоминания ветерана Карпенко Нинель Ивановны

Я, Карпенко Нинель Ивановна, родилась первого мая 1925 года в Ленинграде на Кондратьевском проспекте. Мой отец, Иван Устинович, был страстным коммунистом. Инвалид гражданской войны, он умер, когда мне было четыре года. Помню, что последнее время он работал директором бань. Мама, Пелагея Михайловна, до папиной смерти была домохозяйкой, а с 1931 года работала кондуктором. Всего у родителей родилось одиннадцать детей, но остались только мы вдвоём с братом. Алексей был на четыре года старше меня. До войны он работал на "ЛОМО", тогда называвшимся Государственным оптико- механическим заводом - "ГОМЗ". Ещё он учился
в училище на художника.

В августе 1941 года он добровольно ушел в армию. 24-го сентября 1944 года Алексей погиб под Таллином.

Сперва мы жили на Пороховых. Там, на берегу реки Луппа, стояла баня, которой руководил мой отец. Потом мы переехали на Среднеохтинский проспект. Там, на улице Панфилова, находилась моя школа №28.

Наш дом стоял рядом с баней между Большеохтинским и Среднеохтинским проспектами. После окончания семилетки я поступила в фельдшерско-акушерскую школу, которая находилась в больнице Карла Маркса. После окончания первого курса летом 1941 года мы должны были пойти
на каникулы, но в связи с началом войны никаких каникул не было. Всё лето, вплоть до октября месяца, мы продолжали учёбу и закончили экстерном второй курс. Нам присвоили звания медсестёр, и я в шестнадцать лет ушла работать медсестрой в больницу Карла Маркса.

22-го июня мы с подругой были на даче у её тётки. Отдыхали, а потом смотрим, чего-то залетали самолёты. Думаем: «Господи, чего это они сегодня разлетались?» Вдруг прибегает соседка и говорит: «Девчонки, война началась». Мы говорим: «Какая война? Да не может быть». Она говорит: «Да, война объявлена нам. Собирайтесь, отправляйтесь в город». Мы приехали в город, кругом народ собрался у репродукторов. Молотов

Наш дом стоял рядом с баней между Большеохтинским и Среднеохтинским проспектами. После окончания семилетки я поступила в фельдшерско-акушерскую школу, которая находилась в больнице Карла Маркса. После окончания первого курса летом 1941 года мы должны были пойти
на каникулы, но в связи с началом войны никаких каникул не было. Всё лето, вплоть до октября месяца, мы продолжали учёбу и закончили экстерном второй курс. Нам присвоили звания медсестёр, и я в шестнадцать лет ушла работать медсестрой в больницу Карла Маркса.

22-го июня мы с подругой были на даче у её тётки. Отдыхали, а потом смотрим, чего-то залетали самолёты. Думаем: «Господи, чего это они сегодня разлетались?» Вдруг прибегает соседка и говорит: «Девчонки, война началась». Мы говорим: «Какая война? Да не может быть». Она говорит: «Да, война объявлена нам. Собирайтесь, отправляйтесь в город». Мы приехали в город, кругом народ собрался у репродукторов. Молотов

Наш дом стоял рядом с баней между Большеохтинским и Среднеохтинским проспектами. После окончания семилетки я поступила в фельдшерско-акушерскую школу, которая находилась в больнице Карла Маркса. После окончания первого курса летом 1941 года мы должны были пойти
на каникулы, но в связи с началом войны никаких каникул не было. Всё лето, вплоть до октября месяца, мы продолжали учёбу и закончили экстерном второй курс. Нам присвоили звания медсестёр, и я в шестнадцать лет ушла работать медсестрой в больницу Карла Маркса.

22-го июня мы с подругой были на даче у её тётки. Отдыхали, а потом смотрим, чего-то залетали самолёты. Думаем: «Господи, чего это они сегодня разлетались?» Вдруг прибегает соседка и говорит: «Девчонки, война началась». Мы говорим: «Какая война? Да не может быть». Она говорит: «Да, война объявлена нам. Собирайтесь, отправляйтесь в город». Мы приехали в город, кругом народ собрался у репродукторов. Молотов

Наш дом стоял рядом с баней между Большеохтинским и Среднеохтинским проспектами. После окончания семилетки я поступила в фельдшерско-акушерскую школу, которая находилась в больнице Карла Маркса. После окончания первого курса летом 1941 года мы должны были пойти
на каникулы, но в связи с началом войны никаких каникул не было. Всё лето, вплоть до октября месяца, мы продолжали учёбу и закончили экстерном второй курс. Нам присвоили звания медсестёр, и я в шестнадцать лет ушла работать медсестрой в больницу Карла Маркса.

22-го июня мы с подругой были на даче у её тётки. Отдыхали, а потом смотрим, чего-то залетали самолёты. Думаем: «Господи, чего это они сегодня разлетались?» Вдруг прибегает соседка и говорит: «Девчонки, война началась». Мы говорим: «Какая война? Да не может быть». Она говорит: «Да, война объявлена нам. Собирайтесь, отправляйтесь в город». Мы приехали в город, кругом народ собрался у репродукторов. Молотов

Наш дом стоял рядом с баней между Большеохтинским и Среднеохтинским проспектами. После окончания семилетки я поступила в фельдшерско-акушерскую школу, которая находилась в больнице Карла Маркса. После окончания первого курса летом 1941 года мы должны были пойти
на каникулы, но в связи с началом войны никаких каникул не было. Всё лето, вплоть до октября месяца, мы продолжали учёбу и закончили экстерном второй курс. Нам присвоили звания медсестёр, и я в шестнадцать лет ушла работать медсестрой в больницу Карла Маркса.

22-го июня мы с подругой были на даче у её тётки. Отдыхали, а потом смотрим, чего-то залетали самолёты. Думаем: «Господи, чего это они сегодня разлетались?» Вдруг прибегает соседка и говорит: «Девчонки, война началась». Мы говорим: «Какая война? Да не может быть». Она говорит: «Да, война объявлена нам. Собирайтесь, отправляйтесь в город». Мы приехали в город, кругом народ собрался у репродукторов. Молотов